Эльфийская Рукопись




НазваниеЭльфийская Рукопись
страница1/10
Дата публикации17.10.2016
Размер9,76 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Название: Эльфийская Рукопись
Автор: Леди в черном
Бета: Mar-see
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance/adventure
Пейринг: Артемис Фаул/Элфи Малой
Размер: миди
Саммари: После событий, произошедших в первой части, Элфи и Ника должны сделать то, что не удавалось нескольким поколениям: найти сильный артефакт - Эльфийскую Рукопись - который может в корне изсенить жизнь волшебного народца. Разумеется, им помогает Артемис. Но это не только борьба за право остаться в Корпусе. Это борьба между чувством и долгом, и кто знает, чем все это закончится?

Эльфийская Рукопись
Глава 1.
Солнце светит, и растет трава,

Но тебе она не нужна.

Все не так, и все не то,

Когда твоя девушка больна.

Кино. «Когда твоя девушка больна».
Гавань, Нижние Уровни, госпиталь имени Сан де Класса.
Труба Келп устало потер переносицу, после чего поднял взгляд на свою собеседницу.

- Да уж, не хотел бы я оказаться на ее месте.

Ника Медичи вытерла злую слезу, шмыгнула носом и, не понижая голоса, заявила:

- Как я все-таки жалею, что не убила Лиззи на месте!

- Тише, - предостерег ее Труба. - Ты все-таки в госпитале.

Медичи наглядно изобразила, как ее пальцы сомкнулись бы на горле Лиззи. Труба поежился.

- Бедная Элфи! – снова всхлипнула Ника.

Келп погладил ее по волосам.

- Бедная Элфи, - повторил он

К странной паре, сидящей в просторном коридоре госпиталя имени Сан де Класса, подлетела молоденькая медсестра. Подлетела в буквальном смысле слова, потому что девушка была спрайтом.

- Это вы интересуетесь состоянием Артемиса Фаула? – спросила она.

Ника кивнула.

Артемис в первый раз четко осознал, что он все-таки жив, когда что-то острое впилось ему в руку. Затем он услышал приятный баритон, произносящий слова на непонятном ему языке. Затем шаги и стук чего-то твердого, вероятно, это закрыли дверь. Артемис остался один.

В течение какого-то времени он лежал, не шевелясь и не открывая глаз. В его мыслях царил самый настоящий хаос.

Осторожно, словно от этого движения зависела его жизнь, Артемис приоткрыл левый глаз. Он увидел какие-то трубки и непонятные приборы сбоку и потолок со встроенными источниками освещения перед собой.

- В этом нет ничего страшного, - подумал юноша и открыл второй глаз.

Затем он приподнял голову и убедился, что не подключен ни к одному из аппаратов. Этот факт внушил ему уверенность в том, что все не так уж и плохо.

Неожиданная мысль пришла ему в голову. Артемис сел на постели – к его удивлению, это оказалось совсем несложно – и уставился на левую грудную мышцу. Никакой раны не было видно. Вместо нее его взору предстал кружок чуть более темной кожи.

- Поверить не могу, что она меня все-таки исцелила, - подумал Фаул. – Хотя, может быть, это была не Элфи. В конце концов, она никогда еще не отказывалась от своих слов. Возможно, это Никина работа. Или еще чья-нибудь. Да нет, наверняка это Никиных рук дело.

Дверь плавно отъехала в сторону, и в комнату вошли Ника Медичи и эльф, чье лицо показалось Артемису смутно знакомым.

- Добрый день, Фаул, - сказала Ника.

- Добрый день, Медичи - ответил Артемис.

Юноша заметил, что Ника уже не носит форму: из-под белого халата виднелись синие джинсы, а ноги девушки украшали модные остроносые туфли. Ее спутник напротив демонстрировал окружающим обмундирование Легиона. Артемис посмотрел Медичи в лицо и тут же заметил глубокие царапины на ее щеке и разбитую губу.

- Кто тебя так отделал? – поинтересовался Артемис.

- Лиззи, - коротко ответила эльфийка, но тут же сочла нужным пояснить. – Пока ты и Элфи лежали без сознания, я начала связывать ее. Эта швабра очнулась и успела немного подраться со мной. Впрочем, она выглядит еще хуже, так что я опять вышла победительницей. Боюсь, только, что за это меня вышвырнут из полиции. А как же? Подняла руку на любовницу председателя. Кого волнует, что она настоящая маньячка и ей давно пора показаться психиатру? Можно мы присядем?

Артемис кивнул. Ника, недолго думая, опустилась на краешек его кровати. Ее спутник взял стул и поставил рядом.

- Спасибо за то, что спасла мне жизнь.

- Я? Не смеши! Я просто не дала этой взбесившейся метелке пристрелить тебя.

Услышав это заявление, Фаул очень удивился.

- Погоди. А разве не ты вылечила меня с помощью магии?

Ника почему-то не засмеялась.

- Нет, - сухо сказала она. – Посмотри на мое лицо. У меня вообще нет целительной магии. У меня и обычной магии не так уж много. Это сделала Элфи.

Элфи! Значит, он все-таки ошибся на ее счет. Как приятно делать ошибки такого рода.

Тут только он заметил, что Ника сегодня ведет себя подозрительно скромно: не шутит, не пытается его поддразнить, не делится историями из жизненного опыта. Это очень насторожило юношу.

- С ней все в порядке?

Ни Ника, ни ее спутник не торопились отвечать на вопрос. Это пугало.

- Она жива? – спросил Артемис, стараясь, чтобы его голос звучал бесстрастно.

Спутник Медичи медленно кивнул. Артемис, увидев этот кивок, вздохнул с явным облегчением.

- Тогда все в порядке? – спросил он робко.

Эльф помотал головой.

- Труба прав, - вздохнула Ника. – Видишь ли, возникли некоторые осложнения.

Артемис готов был стукнуть ее чем-нибудь тяжелым за медлительность.

- Так что с ней? – вскричал он.

Ника вопросительно посмотрела на Трубу, после чего осторожно начала:

- Видишь ли, она второй раз исцеляла вер… я хотела сказать, человека, при подобных обстоятельствах. Ты помнишь, как она исцелила твоего слугу?

- Смутно припоминаю, - ответил Артемис и обнаружил, что это действительно так.

- Она рассказывала мне эту историю. В результате исцеления, он постарел лет на пятнадцать. Это потому, что сил Элфи оказалось недостаточно, и организм Дворецки задействовал свои внутренние ресурсы. Но на этот раз все пошло по-другому.

Эльфийка опять шмыгнула носом.

- Я не слишком хорошо разбираюсь в таких вопросах, - виновато пояснила она. – Насколько я поняла из объяснения медика-кудесника, при исцелении были задействованы ее собственные ресурсы.

- Так что с ней?

- Она лишилась части своего магического потенциала. И это еще не самое плохое.

Артемис застонал.

- Боже мой, что еще?

Ника судорожно сглотнула.

- Жить ей осталось чуть-чуть. Может быть, восемьдесят лет. В лучшем случае – девяносто.

Артемис захлопал ресницами.

Значит, вот чего стоило его исцеление! Бедная, бедная Элфи! Она столько для него сделала, и чем это обернулось! Учитывая, что эльф спокойно может прожить тысячу лет, оставшийся ей срок представлялся просто жалкой отсрочкой. Кроме того, потеря части магии – тоже не шутка. Артемис не был уверен, но догадывался, что офицеры, потерявшие магическую силу, должны покинуть корпус.

- Лучше бы я умер, - сказал Фаул-младший.

Ника покачала головой.

- Не надо разбрасываться такими словами.

- Она сначала хотела оставить все как есть, - торопливо заговорил Артемис. – Зачем же она передумала?

- Элфи благородна, - вздохнул молчавший до сих пор Труба Келп. – Иногда это благородство играет против нее.

Медичи поддержала его.

- Я уверена, что она исцелила бы даже Лиззи, окажись она на твоем месте. Что, впрочем, не мешает Элфи ее ненавидеть, - сказала эльфийка.

-А ты? – спросил Артемис, хотя заранее знал, каким будет ответ.

Ника яростно помотала головой, сказала что-то на гномьем языке – вероятно, выругалась - и выразительно покрутила пальцем у виска.

- Ну да конечно! – добавила она по-английски с сарказмом. – Я бы ей еще добавила! Лиззи – настоящая мерзавка.

Артемис поглядел по сторонам в поисках своей одежды, но не нашел ничего, что хотя бы отдаленно напоминало бы его джинсы или рубашку.

- Я должен увидеть Элфи, - решительно заявил он.

- А мы как раз хотели забрать тебя отсюда.

- Кстати, - вмешался капитан Келп, - Элфи пока не знает о том, сколько ей осталось жить. Думается, что будет лучше, если она не узнает этого никогда. Так что, Фаул, держи язык за зубами.

Артемис кивнул.

Тем временем Ника встала и быстро вышла из комнаты, не удосужившись прикрыть за собой дверь. Труба посмотрел ей вслед, повернулся к Артемису и объяснил:

- Ушла за твоими вещами. Кстати, я все еще представляю корпус и могу забрать тебя в любое время, при условии, что твое состояние удовлетворительное.

Ника Медичи вернулась через несколько минут. Не переступая порога, она швырнула Артемису его вещи и сказала:

- Одевайся и выходи! Мы подождем в коридоре.

Труба поднялся со стула и вышел, прикрыв за собой дверь.

Артемис моментально выбрался из-под одеяла и убедился, что все его вещи выстираны и отутюжены. Он оделся, огляделся в поисках зеркала, не нашел такового и, решив, что сейчас, в общем-то, все равно, как он выглядит, вышел из комнаты.

Ника и ее спутник действительно ждали его в коридоре. Эльф сидел на низком диване и просматривал какие-то файлы на своем сотовом телефоне. Медичи же разговаривала с эльфом, одетым в белый халат. Вероятно, это был один из медиков-кудесников.

- Я правильно поняла, что вы считаете, что у моей подруги есть шанс? – осведомилась Ника.

Медик-кудесник почесал затылок.

- Пока трудно сказать, мисс Медичи. Мне нужно сделать кое-какие анализы. На это уйдет пара дней. Думаю, по истечению этого срока нам стоит увидеться. Тогда я смогу ответить на ваш вопрос точнее.

- Хорошо, доктор Стелби. До встречи.

Ника обернулась и увидела Артемиса.

- Готов? – осведомилась она. – Тогда поехали.

Втроем они вышли из здания госпиталя и очутились на подземной парковке. Труба Келп подошел к ярко-красному электромобилю и приложил чип к специальному сканеру на двери. Раздался щелчок. Труба первым открыл дверь электромобиля и устроился на месте водителя. Ника обошла средство передвижения и устроилась рядом с другом. Только Артемис продолжал нерешительно топтаться возле левой задней двери.

- Чего ты ждешь? – спросил капитан Келп.

- Видимо, я должна выйти и открыть богатенькому мальчишке дверь! – сказала Ника на гномьем языке.

Труба даже не фыркнул.

- Не издевайся над вершком, - сказал он своей спутнице и, повернувшись к Фаулу, продолжил по-английски. – Просто потяни за ручку, как вы, вершки, обычно делаете, только тяни вверх.

Артемис воспользовался его советом и залез внутрь салона.

- Прекрасно, - Труба вставил чип в гнездо электропитания.

Тот час же заработал дисплей, расположенный там, где в машинах людей находятся приборы. Труба мельком взглянул на бегущие строчки и надавил на педаль.

- Куда мы едем? – спросил Артемис, когда электромобиль на большой скорости выехал на какую-то широкую улицу.

- Ко мне, - не поворачивая головы, ответила Ника.
^ Гавань, Нижние Уровни, квартира Ники Медичи.
Ника жила в двухуровневой двенадцатикомнатной квартире, которая Фаулу не слишком-то понравилась. Дело было в том, что Артемис-младший не питал нежных чувств к нео-футристическому стилю, в котором была обставлена квартира. Сам он предпочитал классику. Тем не менее, Ника чувствовала себя как рыба в воде среди авангардных полотен, оригинальной мебели и причудливых светильников. А барная стойка, которую Артемис увидел в столовой, совмещенной с кухней, вероятно, была ее любимым дизайнерским решением. По крайней мере, Артемис заметил, как эльфийка любовно поглаживает отполированную гранитную поверхность.

- Разве в этом доме есть окна? – удивился Артемис, рассматривая задернутые шторы с замысловатым рисунком. – Когда мы подъехали к дому, я ничего, похожего на окна, не заметил.

Девушка нажала одну из многочисленных кнопок на настенной панели, и шторы автоматически раздвинулись. Артемис увидел плоский экран.

- Окон в самом деле нет, - пояснила Медичи. – Это плазменные экраны. В принципе, на них можно вывести любое изображение, но я, чаще всего, любуюсь морем. А по бокам встроены крошечные, но мощные динамики. И, когда я включаю всю эту технику, мне кажется, что я и в самом деле на поверхности.

- Любишь поверхность? – осведомился Артемис.

Ника энергично кивнула.

- Да, но только ночью. Днем там настоящий ад. Помню, когда я и Труба были школьниками, мы и еще мой брат прожили два месяца в Исландии.

- Это было потрясающе, - добавил капитан Келп и вздохнул. – Там совсем другой воздух.

- Хочешь чаю? – спросила эльфийка.

Артемис подумал, что она обращается к Трубе Келпу, поэтому повторный вопрос и выразительный взгляд в его сторону застали юношу врасплох.

- Нет, - замотал он головой. – Я хочу увидеть Элфи.

- Тогда тебе придется подняться наверх, - отозвалась Ника, доставая из холодильника бутылочку с какой-то темно-синей жидкостью. – Энергетический коктейль, - пояснила она, чуть улыбнувшись, заметив заинтересованный взгляд Фаула. – Так вот, об Элфи. Я отдала ей комнату Николь.

- Кто такая Николь? – спросил Артемис.

Легкая улыбка сошла с лица Медичи. Она поджала губы и отвернулась, сделав вид, что ее очень заинтересовало что-то на стене.

- Это неважно, - глухо сказало она после долгой паузы.

Труба дотронулся до плеча Артемиса и сказал:

- Идем, я тебя провожу.

- Что это с Медичи? – удивился Артемис, когда они поднимались по лестнице.

- Она не любит вспоминать эту историю. Николь – ее старшая сестра. Она погибла вместе с их родителями, - объяснил Келп.

- Я не знал.

- Теперь знаешь. Если хочешь, чтобы Ника осталась твоим другом – не поднимай больше эту тему, - предупредил Труба.

Артемис остановился, преодолев две трети ступенек.

- Я бы не сказал, что Медичи относится ко мне как к другу. Она даже зовет меня Фаулом.

- Просто она такая, - ответил Труба Келп, тоже останавливаясь. – Знаешь, сколько лет она называла меня по фамилии? При этом мы были отличными друзьями. Да, она порой резковата в своих суждениях. Порой, она излишне критично относится к окружающим. И, чего греха таить, ей часто не хватает такта. Но она все равно отличный товарищ.

Рассуждения эльфа прервал высокий, раздраженный голос Ники Медичи.

- Обязательно обсуждать меня на лестнице? – осведомилась она. – К вашему сведению, я все прекрасно слышу. Спасибо за комплимент, Келп, но лучше продолжай двигаться в выбранном направлении. Иначе я могу очень рассердиться.

- Да ты всегда сердитая! – заявил Артемис, продолжая подъем.

- Что ты вообще обо мне знаешь? – немедленно донеслось с первого этажа. – Иди давай к своей Элфи. Желаю, чтобы она тебя не убила.

Труба похлопал Фаула по плечу. Видимо, для того чтобы немного ободрить.

- Оса просто не в духе. Язвит, чтобы не расплакаться.

- Оса? – переспросил Артемис, мельком взглянув на какое-то пестрое переплетение лент, висевшее в тонкой раме между двумя дверями. – Это из-за того, что она такая язва?

- Почти, - улыбнулся эльф. – А еще из-за того, что она бывает чересчур назойлива.

- Я до такой степени расстроил ее?

- Она плачет еще и из-за Элфи. Считает, что виновата. А вот и комната Николь. Я, пожалуй, тебя оставлю.

Не дожидаясь реакции Артемиса, Труба повернулся и пошел в обратном направлении. Артемис немного потоптался перед дверью, размышляя, как лучше разговаривать с Элфи. Потом подумал, что все клише все равно покажутся натянутыми и, глубоко вздохнув, постучал. Ожидаемого «войдите» не последовало.

- Элфи, это я, Артемис.

- Ну и что? – донеслось из-за двери.

- Я пришел сказать спасибо!

- Ты его сказал. Теперь можешь идти туда, откуда пришел.

Фаул мысленно выругался. Ну что она за существо такое!

- Элфи, - повысил он голос, - если ты не дашь мне войти…

Дверь распахнулась.

- То что ты сделаешь? – осведомилась Элфи.

Она стояла на пороге, одетая в платье нежно-зеленого цвета, и с любопытством смотрела на Артемиса. Умопомрачительно хороша, подумал он

- Ничего, - пробормотал Артемис.

Она держала руки скрещенными на груди, словно закрываясь от него, и Артемису это не слишком нравилось.

- Мы так и будем разговаривать на пороге?

- Не думаю, что нам есть, о чем поговорить.

- Раз ты открыла мне дверь, значит, есть о чем, - возразил Артемис.

Элфи наморщила лоб. Видимо, размышляла, стоит ли вообще иметь с этим нахальным вершком дело.

- Хорошо, заходи, - разрешила она.

Артемис прошел мимо нее и улегся на застеленную кровать. Элфи закрыла дверь и повернулась.

- Вообще-то, я собиралась предложить тебе кресло, - протянула она.

- Спасибо, но мне и тут неплохо.

Элфи фыркнула.

- Ты неисправим, Артемис Фаул. Иногда мне хочется тебя придушить.

Артемис широко улыбнулся. Элфи от неожиданности чуть не села мимо кресла. Артемис Фаул не может так улыбаться. Его конек – ухмылки, ехидные замечания, сарказм. Но никак не искренняя улыбка, обнажающая ровные, белые зубы!

- Не волнуйся, ты не одинока в своих желаниях, - сказал он, словно не заметив ее смятения, - У половины людей, с которыми я когда-нибудь сталкивался, возникала такая же проблема.

- Почему это проблема? – не поняла Элфи.

Артемис повернулся на бок, чтобы лучше видеть ее.

- Потому что за моей спиной всегда стоит Дворецки, капитан Малой.

- Но теперь-то его тут нет! – Элфи, в порыве торжества, простерла руку к потолку, словно призывая поверхность в свидетели своих слов. – Ты один, и никто тебя не защитит.

Она была настолько красива в это мгновение, и ее красота была красотой хищницы. Артемис с трудом подавил желание приблизиться к ней, поцеловать или хотя бы положить голову ей на колени. «Ты – Фаул, - сказал он себе. - Ты Фаул, а не тряпка. Вот и веди себя по-Фауловски. Разве вокруг тебя мало девушек? Почему тебе нужна именно эта? Да, она эльфийка. Но Ника Медичи тоже эльфийка…» Однако, при мысли о Нике сердце не норовило выскочить из груди.

Почему, почему ему нужна именно она, нужна позарез? Артемис не знал этого. Дело явно было не в том, что она умопомрачительно красива. Он повидал немало красивых девушек, но большинство из них не оставило в его душе даже неотчетливого следа. Она умна? Но и умных он тоже знал. Фаул-младший совсем запутался.

Она бесподобна, ей нет равных, это факт. С ней всегда интересно. Не знаешь, чего от нее ожидать. С ней всегда открываешь что-то новое, ранее неведомое…
Артемис закрыл глаза и словно закачался на волнах воспоминаний. Вот он хватает Элфи и прижимает ее к себе. Ему всего тринадцать, но он отчетливо понимает, что она уйдет, и он не в силах этому воспрепятствовать. Ему так и хочется попросить ее остаться, но он не может: он знает, что она помнит свои долги.

А вот она вытаскивает его отца из ледяной воды. Рискует жизнью, тратит свое время. А в его душе прочно поселяется неизмеримое чувство благодарности по отношению к этой миниатюрной эльфийке.

Или вот они спорят, и Элфи сравнивает его со Спиро, говорит, что через несколько лет он станет таким же безжалостным убийцей. Он очень хочет убедить ее, что это неправда, что она ошибается в нем, но нужные слова почему-то не приходят на ум. А Элфи сидит на нижней ступеньке лестницы и смотрит на портреты его предков.

И таких моментов он может припомнить сотни, а то и тысячи. И все эти видения ложатся поверх воспоминаний прошлых лет, навсегда вытесняя их, и Артемису становится понятно, что только эти видения и есть единственно верные…
- Фаул! Ну что с тобой? Артемис!

Юноша открыл глаза и увидел перед собой Элфи.

- О, пришел в себя! – воскликнула она. Ее тон из встревоженного стремительно перекинулся в недовольный.

- В чем дело? – недоуменно спросил он.

- Ты потерял сознание, - сказала Элфи сердито. – По крайней мере, это так выглядело.

- Ты чем-то недовольна?

- Я? Недовольна? Ты бредишь, Фаул.

Ну, не говорить же ему, что она волновалась!

Артемис внимательно вглядывался в ее смуглое лицо. Нет, не надо искать, за что он ее любит. Вероятно, он любил ее всегда, только раньше эта любовь воспринималась им как безграничное уважение. Хотя и теперь нельзя сказать, что он ее не уважает.

- Элфи, я…

Да что там говорить!

Артемис приобнял ее за плечи и притянул к себе, ожидая, что сейчас как минимум получит по шее, а то и отделается травмами. Но Элфи была подозрительно спокойна, и Артемис чуть потянулся вперед.

Однако когда их губы почти соприкоснулись, Элфи вдруг подалась в сторону и уткнулась Артемису в плечо.

- Эй, в чем дело? – спросил Артемис, глядя в потолок.

- Ты Фаул, и ты привык получать свое. Но получишь ты ровно столько, сколько я захочу тебе отдать! – твердо сказала эльфийка.

- Элфи, да я…

Она прикрыла ему рот своей маленькой ладонью.

- Помолчи. Я прошу тебя.

Это отнюдь не походило на ту романтическую сцену, которую он жадно представлял в уме. Тем не менее, он чувствовал размеренное дыхание Элфи, и этого было достаточно, чтобы пьянящее счастье и блаженство покоя опутали его целиком. Артемис сомкнул пальцы в замок, словно навсегда заключая Элфи в кольцо своих рук, и закрыл глаза.

Оказывается, не нужно солидного банковского счета, чтобы быть счастливым; не нужно никаких золотых слитков. «Вот оно, золото. В твоих руках! – шепнул ему внутренний голос. – Смотри, не упусти». «Ни за что не упущу!» - пообещал Артемис и снова улыбнулся.

Но этой улыбки Элфи уже не видела. Она спала, и ей снилось небо, голубое, как глаза Артемиса.
Тем временем Ника и Труба Келп сидели за обожаемой Медичи барной стойкой и предавались разговорам.

- Твоя беда в том, что ты во всем винишь себя, - вещал Труба и смотрел, как Ника накручивает прядку черных волос на палец.

- Но это так и есть, - ответила ему Медичи. - Если бы я не упросила Элфи посмотреть на Фаула, он бы не похитил нас, и всей этой истории не было бы. Опять же, если бы я среагировала на пару секунд раньше и уложила Лиззи до выстрела, Элфи не пришлось бы исцелять вершка, и она не принесла бы такую неизмеримую жертву. Кроме того, я поставила ее карьеру под угрозу. Как ни посмотри на ситуацию, виновата я. Наверное, мне нужно было стать домохозяйкой.

- Это занятие не для тебя.

- Зато вляпываться в истории – мое призвание! – Медичи тяжело вздохнула. – Со дня на день я вылечу из полиции. Про Элфи же вообще ничего не понятно!

- Я замолвил за тебя словечко, - сказал капитан Келп. – Что касается Элфи, то тут я, увы, бессилен. Крут и сам не сможет оставить ее в корпусе, если ее магии окажется недостаточно.

- Спасибо, Труба, - сказала Ника.

- Ерунда, - отмахнулся тот. – Мы дружим с того момента, когда я перешел в вашу школу. Ты мне вроде младшей сестры. Думаешь, я не сделал бы то же самое для Шкряба?

- Шкряб не твоя сестра. Он твой брат, - заметила Ника. – Хотя иногда, признаться, очень трудно увидеть разницу.

Труба против воли расхохотался. В этой фразе – вся Ника Медичи. Она язвит так же естественно, как другие едят и пьют.

- Знаешь, Ника, - заговорил Труба, - твоя вина не в том, что ты уговорила Элфи навестить Фаула. Хоть это и серьезное нарушение, оно, скорее всего, сошло бы вам с рук. Вероятно, в совете о нем даже не узнали бы. Ты зря отделала Лиззи. Теперь Кахартес будет тебе мстить и вряд ли успокоится, пока не выживет тебя из полиции.

- Мрачная перспектива, - признала эльфийка. – Завтра совет должен решить, что с нами будет. Они велели привести Артемиса. Думаю, просто хотят поглазеть на живого вершка. Да, кстати об Артемисе. Что-то я не слышу грохота и криков «Спасите, убивают!».

- Может быть, Элфи не собирается его убивать? – предположил Труба Келп.

Медичи аристократично, не разжимая губ, зевнула.

- Я слишком устала, чтобы выяснять, жив Артемис или нет. Пойду спать. Можешь остаться, ты ведь хорошо знаешь, где гостевая комната.

Эльф кивнул.

Ника слезла с высокого стула, засунула пустую бутылку в выдвижной контейнер для мусора из пластика и, пожелав Трубе спокойной ночи, удалилась.

Ей, в отличие от Элфи, ничего не снилось.
Артемис проснулся рано утром, когда в квартире Медичи царила почти гробовая тишина. Элфи по-прежнему спала у него на плече, закинув левую руку ему на грудь. Растрепанные рыжие волосы почти полностью скрывали ее лицо: Артемис мог видеть только часть щеки и прелестное заостренное ушко.

А вот бы провести с ней день на поверхности. Побродить по парку, обнимая ее за талию, пока с неба падают белые хлопья и оседают на волосах. А потом, когда она замерзнет, пойти в какое-нибудь кафе, сесть в укромном уголке и долго пить обжигающе горячий кофе.

Элфи словно подслушала его мысли. Она открыла глаза, непринужденным движением руки убрала волосы назад, села на постели и потянулась, изящно выгнувшись всем телом.

Артемис поймал себя на желании вновь взять ее за плечи и завершить то, что вчера осталось незаконченным.

«Так, стоп, - он мысленно дал себе пощечину. – Ты по-прежнему Фаул, а не кусок масла на раскаленной сковороде. Вспомни, зачем ты сюда пришел».

- Элфи, мы с тобой не закончили разговаривать.

Элфи усмехнулась.

- Теперь я знаю, как в вашей семье людям желают доброго утра! – сказала она. – Если тебе интересно, мы даже и не начинали разговора. Чей-то обморок этому не способствовал. А потом кто-то вообще полез целоваться, не спрашивая, как я к этому отнесусь.

- Зато кое-кто потом уснул у меня на плече! – в тон ей ответил Артемис. Его безмолвное восхищение эльфийкой быстро сменилось ехидством. – Ника будет просто счастлива об этом узнать. Иногда мне кажется, что сваха – ее призвание. У нее что, неустроенная личная жизнь?

Капитан Малой наморщила лоб.

- Трудно сказать. Мы с ней не настолько близкие подруги. К тому же, мы знакомы всего ничего, где-то около пяти лет.

- И кто же твой самый близкий друг? – полюбопытствовал Фаул.

Элфи ненадолго задумалась, потом ответила:

- Жеребкинс или Труба Келп. Трудно сказать точнее. Ты наверняка видел Трубу: он с Никой должен был забрать тебя из госпиталя.

Артемис кивнул.

- Но Труба при этом очень дружен с Никой. Они знакомы с детства, - продолжала Элфи.

- Элфи, я хочу поговорить о тебе, - сказал Артемис.

Она вопросительно глянула на него.

- Я очень ценю то, что ты для меня сделала. И мне очень жаль, что ты лишилась части своей магии. Мне тяжело сознавать, что причиной этого была моя глупость, - Фаул прижал руку к груди. – Если я могу что-нибудь для тебя сделать…

- Можешь, - кивнула Элфи. – Не заговаривай больше об этом. Это, пожалуй, все, чего я прошу.

Теперь уже Артемис вопросительно уставился на нее.

- Мне неприятно вспоминать, - Элфи на пару секунд замялась, - кое-какие подробности.

Фаул кивнул.

- Договорились.

Элфи соскочила с кровати и оправила подол платья. Потом подошла к трюмо, выдвинула верхний ящик и достала расческу.

- Я бы чего-нибудь съел, - признался Фаул. – Мне еще вчера не давала покоя эта мысль.

- Думаю, Ника не обидится, если ты немного ограбишь ее, - хмыкнула Элфи, расчесывая рыжие волосы. – Что до меня, то я тоже голодна. Если ты подождешь пару минут, то я даже буду тебя сопровождать.

Артемис кивнул в знак согласия и посмотрел на висящий на стене луномер, заменяющий жителям Нижних уровней часы. Самым примечательным был циферблат, разделенный не на двенадцать, а на двадцать четыре части. Таким образом, взглянув на прибор, Артемис установил, что сейчас семь часов утра.

Интересно, а какой сегодня день недели? И вернулись ли мистер и миссис Фаул с курорта? А если вернулись, то о чем они подумали, когда не нашли Артемиса в особняке? А Дворецки?

- Элфи, - едва не завопил Артемис. – Элфи, что с Дворецки?

Элфи на секунду застыла. Артемису было видно, как она растеряна.

- Я не знаю, - почти прошептала эльфийка. – Я ведь была без сознания, как и ты.

Артемис стиснул зубы. Если Дворецки мертв, это будет его вина. Телохранитель всегда доверял ему, не задавая лишних вопросов. Он верил, что его хозяин способен рассчитать все возможные ходы противника и найти оптимальный вариант. Как оказалось, гении тоже могут совершать ошибки. Ошибки, которые могут стоить другим жизни.

- Идем, - сказала Элфи, прерывая поток тяжелых мыслей.
Когда они вошли в столовую, Ника и Труба уже сидели на высоких табуретах, которые вполне вписались бы в обстановку какого-нибудь бара, и завтракали. Артемиса немного удивил тот факт, что они поднялись так рано.

После того, как в комнате отзвучали приветствия, Артемис взгромоздился на табурет и выжидательно уставился на Нику. Медичи в течение нескольких секунд сопротивлялась его взгляду, но Артемис все же победил. Тяжело вздохнув, эльфийка отложила столовые приборы и ушла к холодильнику.

Получив свою порцию тостов с вишневым джемом и большую кружку горячего чая, Фаул заметно оживился. Он подмигнул Элфи, которая, впрочем, его проигнорировала, и принялся уплетать свой завтрак.

- Машина для мытья посуды вон там, - сказала Медичи, при этом показывая рукой. – Учти, Фаул, кухаркой я тебе не нанималась.

- Учту, - согласился Артемис.

Тут ему в голову пришла неожиданная мысль.

- Ты думаешь, что я – испорченный юноша из богатой семьи?

Ника кивнула.

Возразить было нечего. Хотя бы отчасти она была права. Артемис никогда не знал нужды в чем-либо, никогда не занимался тяжелой и грязной работой, никогда не думал о хлебе насущном. Правда, он не считал себя испорченным, если, конечно, гениальность - не порок. Он не приезжал домой навеселе, не кутил с женщинами, не вел себя вызывающе с людьми, имевшими меньший материальный достаток. В общем, он был далек от образа «нового русского».

Вероятно, суждение Медичи относилось скорее к сфере домашних дел, к его нежеланию делать что-либо самому.

- Что с моим слугой? – спросил Артемис. – Элфи сказала, что ты можешь знать.

- С ним все в порядке, - ответила Ника после того, как допила свой кофе. – Его просто усыпили сильным транквилизатором.

- И что вы с ним сделали? – напрягся Артемис. – Вы ведь не перевезли его сюда.

- Разумеется, нет, - ответила брюнетка. – Его перетащили на диван и оставили отсыпаться.

- Ох, и трудная же это была работенка, - вставил Труба.

- С ним не случится ничего плохого, - продолжала Медичи. – Это средство практически не имеет побочных эффектов. Во всяком случае, для представителей волшебного народца.

У Артемиса не было в этом четкой уверенности. Помнится, он сам побоялся вколоть Элфи «сыворотку правды», потому как опасался, что от этого она вообще может больше никогда не очнуться.

- Мои родители и Джульетта должны были приехать, - заметил он. – О чем они подумали, не обнаружив меня?

- Жеребкинс послал им электронное сообщение от твоего имени, - вставила Элфи. – Что ты, мол, снял маленький коттедж и хочешь некоторое время побыть один.

- Не думаю, что это их убедило.

- Ничего не поделаешь, - решительно сказал капитан Келп. – Совет хочет видеть тебя.

- Совет? – насторожился Артемис. – Зачем.

- Ты, Элфи и Ника крупно влипли. Возможно, их выгонят на поверхность, а тебе сотрут память. Может, придумают что-то другое. Невозможно предсказать, что сделает Кахартес. Между нами говоря, он всегда был таким болваном.

- И когда же это заседание? – чувствуя какой-то неприятный холодок, спросил Артемис.

- Сегодня в девять утра, - был ответ.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Эльфийская Рукопись iconЗадания по теме «Количество информации»
На каждой странице 80 строк, в каждой строке 100 символов. Текст набран в кодировке Unicode (таблица кодировки содержит 65536 символов)....
Эльфийская Рукопись iconБыть человеком. Рукопись, автором которой мог бы стать один из нескольких...
Рукопись, автором которой мог бы стать один из нескольких сотен персонажей великого романа Л. Н. Толстого
Эльфийская Рукопись icon5 класс (максимальное количество баллов 23)
...
Эльфийская Рукопись iconБезумный король 1
Я запрещаю сопровождать первую публикацию предисловием, послесловием или комментарием редакции, а также вносить в рукопись какие...
Эльфийская Рукопись icon«Стоит ли перечитывать древнюю рукопись…»
В последнее время повсюду в обществе продолжает нарастать социальная напряженность, не прекращаются межэтнические и межконфессиональные...
Эльфийская Рукопись icon15 февраля 2009 года канал Россия программа «Вести недели». Про Маркса
Телеведущий: «… его жизни “Капиталу”. Но рукопись этой глыбы у нас в России. В советскую эпоху в Москву свозили все, что имело отношение...
Эльфийская Рукопись iconБыла ли литургическая реформа при митрополите алексии
Ульянов О. Г. Изучение семантики древнерусской миниатюры // Макариевские чтения. Можайск, 1996. Вып. IV, ч. II. С. 109. Таким образом,...
Эльфийская Рукопись iconКак вы думаете, Николаи Борисович, куда идет наше здравоохранение!
«Кузнецкому краю» для публикации несколько глав своей новой книги «Реформа здравоохранения РФ. Новая стратегия развития». Правда,...
Эльфийская Рукопись icon«давай, земля, покружимся!» танцы народов мира в переложении для детей России
«Mpi». А там как будто меня и ждали. Директор, Духовный Игорь Рафаэльевич, показал мне американские ноты популярных мелодий песен...
Эльфийская Рукопись iconБуратинизация рукопись найденная в неизвестной бутылке (такие бутылки...
Смысл изложения (перевода) всей этой антиутопии именно в том, что в оригинале вся эта история написана на непонятном нам с вами языке....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
dopoln.ru
Главная страница