План: Динамика структуры “свободного романа” “Время в романе: метаморфозы его календаря”




НазваниеПлан: Динамика структуры “свободного романа” “Время в романе: метаморфозы его календаря”
страница2/4
Дата публикации17.10.2016
Размер9,76 Kb.
ТипАнализ
1   2   3   4
Глава третья “Пушкин как эколог в “романе в стихах”

Когда мы говорим об экологических воззрениях Пушкина, мы, естественно, используем понятие “экология” в метафорическом значении как целостную систему взаимосвязей и взаимозависимостей, которые существуют между человеком и природой. человеком и обществом, человеком и его духовным миром.

Пушкину было свойственно тонкое понимание этих взаимосвязей и взаимозависимостей, хотя слово “экология” он не знал, ведь как наука она сложилась много позднее.

И тем не менее, глядя с экологических позиций на некоторые его замечания и наблюдения, в романе как “лирическом дневнике его души”, трудно привыкнуть к мысли, что эти наблюдения, созданные в духе “экологического сознания”, принадлежат человеку, не знакому с экологией..

Мы отметим несколько аспектов из “экологических воззрений” поэта, сгруппировав их по четырем направлениям:

- Экология Природы;

- Экология Социума;

- Экология Культуры и Человека;

- Экология Духа.
^ Экология Природы:

Главной составной частью таковых воззрений мы склонны считать простую “любовь к Природе”. Казалось бы, ну какая Природа в первой главе, но и здесь Пушкин не преминул отметить собственную склонность, да и склонность своего героя к восхищению Природой, способность “упиваться ей”:

Как часто летнею порою,

Когда прозрачно и светло

Ночное небо над Невою,

И вод веселое стекло

Не отражает лик Дианы,

Воспомня прежние романы,

Чувствительны, беспечны вновь,

Дыханьем ночи благосклонной

Безмолвно упивались мы!

Конечно эволюция героя в сторону Духа не совершается в романе мгновенно. Попав в деревню, он и Природой-то восхищается не более двух дней:

Два дня ему казались новы

Уединенные поля,

Прохлада сумрачной дубровы,

Журчанье тихого ручья;

На третий роща, холм и поле

Его не занимали боле;

Потом уж наводили сон;

Потом увидел ясно он,

Что и в деревне скука та же...

На этом фоне куда более погруженным в Природу рисует себя автор в следующей, после только что цитированной, строфе:

Я был рожден для жизни мирной,

Для деревенской тишины:

В глуши звучнее голос лирный,

Живее творческие сны.

Досугам посвятясь невинным,

Брожу над озером пустынным,

И far niente - мой закон.

Мы видим тут не только любовь к Природе, но и полное ощущение экологии Духа:“бездеятельность” как закон жизни. С православной точки зрения высоко ценится способность человека не увлекаться активностью в этом суетном мире, умение посвятить свои дусуги созерцанию Природы, спокойной праздности под ее крылом, рождающей восхищение красотой, способность предаться размышлениям о Боге.

Именно поэтому Пушкин дистанцируется от своего героя, еще не нашедшего дорожку к пробуждению Духа, ибо сам поэт бесконечно предан Природе:

Цветы, любовь, деревня, праздность,

Поля! я предан вам душой.

Всегда я рад заметить разность

Между Онегиным и мной.

Первая строфа второй главы романа разворачивает перед нами картину экологической гармонии природы и дворянского поместья в ней:

Деревня, где скучал Евгений,

Была прелестный уголок;

Там друг невинных наслаждений

Благословить бы небо мог.

Господский дом уединенный,

Горой от ветров огражденный,

Стоял над речкою. Вдали

Пред ним пестрели и цвели

Луга и нивы золотые,

Мелькали сёла; здесь и там

Стада бродили по лугам,

И сени расширял густые

Огромный запущённый сад,

Приют задумчивых дриад.

Бросается в глаза подмеченная Пушкиным “вписанность“ в природу деревенского поместья:

- дом огражден от ветров горой;

- он стоит над речкой;

- перед ним прекрасный обзор - картина лугов и “золотых нив”;

- вокруг “расширяет сени” огромный запущенный сад.

Пушкин высоко ценит эту красоту и гармонию дворянского дома с Природой, и способен ради этого “благословить небо!” Но Евгений пока скучает среди этой красоты, ибо его “экологическое развитие” по сути еще и не началось.

В отличие от него, Владимир любит природу, ибо его духовное (читай - экологическое) развитие более высоко:

Он рощи полюбил густые,

Уединенье. тишину,

И ночь, и звезды, и луну,

Луну, небесную лампаду,

Которой посвящали мы

Прогулки средь вечерней тьмы...

Ту же привязанность к Природе автор отмечает и у Татьяны:

Она любила на балконе

Предупреждать зари восход,

Когда на бледном небосклоне

Звезд исчезает хоровод,

И тихо край земли светлеет,

И вестник утра ветер веет,

И всходит постепенно день...

Природа в романе выполняет многообразные функции:

- она сопутствует настроению духовно ориентированных героев;

- она эмоционально готовит читателя к перемене чувственной ткани романа, смене модальности повествования;

- она иллюстрирует авторское отношение к повествованию, как например, в следующих строках:

Или с природой оживленной

Сближаем думою смущенной

Мы увяданье наших лет,

Которым возрожденья нет?

Только способные к духовному просветлению герои, типа Татьяны и Онегина, могут оценить красоты природы, “действующей” в романе в пандан их настроению:

Татьяна смотрит и не видит,

Волненье света ненавидит;

Ей душно здесь... она мечтой

Стремится к жизни полевой,

В деревню, к бедным поселянам,

В уединенный уголок,

Где льется светлый ручеек,

К своим цветам, к своим романам,

И в сумрак липовых аллей,

Туда, где о н являлся ей.

Так и Онегина накануне его решительного свидания с Татьяной в последней главе романа “живит весна”. Получив допинг от этого пробуждения природы, он с надеждой мчит на санках по весеннему Петербургу на свидание со своей любимой...

В середине четвертой главы Пушкин, как бы готовя читателя к трагической развязке именин Татьяны, вводит грустную картину осени, подчеркивая печальный настрой через негативные оценки:

- “северное лето -карикатура южных зим”;

- “приближалась довольно скучная пора”;

- “выходит на дорогу волк”;

- “пастух не гонит уж коров из хлева”;

- трещат морозы;

- гусь “скользит и падает”;

- деревня “невольно докучает взору однообразной наготой”;

- конь “того и жди, что упадет”;

- вечер “длинный кой-как пройдет” и т.д.

Отношению Пушкина к приметам у нас будет посвящена следующая глава. Сейчас поговорим о решении этой темы в самом романе. Пушкин здесь верен себе, он придает Татьяне собственные черты характера, в частности, собственную веру в приметы:
Когда ж падучая звезда

По небу темному летела

И рассыпалася, - тогда

В смятеньи Таня торопилась,

Пока звезда еще катилась,

Желанье сердца ей шепнуть.

Когда случалось где-нибудь

Ей встретить черного монаха

Иль быстрый заяц средь полей

Перебегал дорогу ей,

Не зная, что начать со страха,

Предчувствий горестных полна,

Ждала несчастья уж она.

В этой строфе поэт запечатлел реальные проишествия, имевшие место в Михайловском 10 - 12 декабря 1825 года, о которых мы расскажем позднее. Сейчас важно отметить, что Природа в глазах Пушкина имеет и способность предсказывать некоторые события, если только правильно научиться читать её язык. Пушкин обладал знанием этого языка, неслучайно, так много внимания он уделяет предсказанием и в самом романе, и в своей поэзии. Позднее у нас будет возможность поглубже обосновать эту мысль.

Даже в такую деталь, как святочное гадание Татьяны, поэт вложил важное предвидение о замужестве героини, хотя он тогда сам толком ничего не знал, ибо Татьяна вышла замуж за князя и стала княгиней неожиданно для самого поэта:

И вынулось колечко ей

Под песенку старинных дней:

“Там мужички-то все богаты,

Гребут лопатой серебро;

Кому поем, тому добро

И слава!”...

Поэтическая интуиция оказывается в романе глубже и важней формального сюжетного знания.Такое возможно лишь в “романе в стихах”. Пушкин удивлялся замужеству Татьяны, написав Вяземскому: “Представь, какую штуку “удрала” со мной Татьяна: выскочила замуж”.

О важной роли другого представителя Природы - Медведя было подробно изъяснено в первой части настоящего исследования. Отметим только, что с экологической точки зрения, Медведь является элементом“дикой природы”, он вносит в роман мифологическую струю- важную составную часть мысли “Евгения Онегина”- стремления к единству двух половинок русской души: мужской и женской. Медведь один их сводит вместе, а остальные элементы романнной структуры только тормозят или прямо мешают их сближению.

В начале восьмой главы Пушкин развивает относительно Природы еще одну экологическую мысль: открывателем ее красот, поводырем по тайнам Природы поэту служит Муза!

Как часто ласковая муза

Мне услаждала путь немой

Волшебством тайного рассказа!

Как часто по скалам Кавказа

Она Ленорой, при луне,

Со мной скакала на коне!

Как часто по брегам Тавриды

Она меня во мгле ночной

Водила слушать шум морской,

Немолчный шепот Нереиды,

Глубокий, вечный хор валов,

Хвалебный гимн отцу миров...

И, позабыв столицы дальной

И блеск, и шумные пиры,

В глуши Молдавии печальной

Она смиренные шатры

Племен бродящих посещала,

И между ними одичала,

И позабыла речь Богов

Для скудных, странных языков,

Для песен степи, ей любезной...

Пушкин в этих строках подтверждает нашу мысль, что Природа презентирует мифологичскую струю творчества, являясь опорой мифологического культурного сознания. Именно поэтому Муза, увлекшись одной Природой, у Пушкина “дичает” и забывает “речь Богов”, которые все-таки являются репрезентантами духовной Нормы.
^ Экология Социума

Во времена Пушкина о загрязнении окружающей среды - основной проблеме экологии говорить было еще рано. Но это только относительно Природы. О загрязнении окружающей среды Социума Пушкин начал говорить с самых первых строчек романа:

Какое низкое коварство

Полуживого забавлять

Ему подушки поправлять

Печально подносить лекарство

Вздыхать и думать про себя:

Когда же черт возьмет тебя?

Какой социальный цинизм скрыт в этих рассуждениях Онегина: дядя оставляет ему богатое наследство, а ему, видите ли, трудно поухаживать за смертельно больным родственником!

А как ведет себя родной брат этого дяди - отец Евгения?

Служив отлично-благородно,

Долгами жил его отец,

Давал три бала ежегодно

И промотался наконец.

Жизнь не по средствам - яркий пример социальной болезни. Общество той поры уже больно, а Пушкин, как никто другой, видит эту патологию, сочувствует ей, поскольку речь шла о болезни класса, к которому он сам принадлежал. Сегодня, эта болезнь стала повальным явлением!

Экономическое поведение отца Евгения весьма несистемно, а, следовательно, не экологично. На уровне своих познаний Евгений соображает в экономике больше отца, который понять этой новой “английской мудрости”, конечно, “не мог и земли отдавал в залог”, то есть, поступал наиболее примитивным весьма недальновидным с точки зрения ведения хозяйства, способом.

Конечно, мы можем только догадываться, что породило социальный сплин Евгения. Одно бесспорно: в том числе и система образования. Дело даже не в самой системе, а в критериях образованности и оценки ума воспитанников. Пушкин довольно иронично определяет эти критерии, предъявляемые Высшим светом нашему герою:

Он по французски совершенно

Мог изъясняться и писал;

Легко мазурку танцевал

И кланялся непринужденно;

Чего ж вам больше? Свет решил,

Что он у м е н и очень мил.

“Умен” - это с чего бы? Неужели “высота ума” определяется только способностью танцевать и изъясняться по-французски? Пушкин в своей записке о народном образовании, поданной на высочайшее имя, крайне резко отозвался о домашнем воспитании, жертвою которого по сути и стал Евгений. Издевательски изобразив систему этого воспитания в первой главе романа, поэт четко и прямо проанализировал ее в своей записке царю, видя основной грех образования российского дворянина в том, что “ в России домашнее воспитание есть самое недостаточное, самое безнравственное; ребенок окружен одними холопями, видит одни гнусные примеры, своевольничает или рабствует, не получает никаких понятий о справедливости, во взаимных отношениях людей, об истинной чести. Воспитание его ограничивается изучением двух или трех иностранных языков и начальным основанием всех наук, преподаваемых каким-нибудь нанятым учителем. Воспитание в частных пансионах немногим лучше; здесь и там оно кончается на 16-летнем возрасте воспитанника”. (Полн.собр. соч. , - М., АН СССР, 1937, том Х1, стр 44)

Система образования и воспитания юного поколения - основной костяк, на котором держится экологическая безопасность социума. Если она страдает, общество начинает болеть и медленно чахнет. Еще Пушкин указал на анамнез этого злокачественного образования, показав пороки петербургской жизни Евгения, скрытые в традиционном дворянском просвещении и воспитании:

Нам просвещенье не пристало,

И нам осталось от него

Жеманство, - больше ничего.

То, что Евгений в конечном счете находит в себе силы одолеть свой духовный недуг, сначала “клин-клином”- через хандру и сплин, а потом благодаря духовному перевороту, произведенному в его жизни убийством друга, уже не есть заслуга общества, это личное, частное дело Онегина. Общество предлагало ему вступить совсем на другой путь. Духовное падение в этом обществе таково, что отнюдь не худшему из его представителей - Евгению нужно убить друга, чтобы задуматься о смысле жизни!

В юности негативное воздействие общества, толкнуло его на первую ступеньку социального протеста - сплин. Пушкин делает нам хороший намек на это “тонкое обстоятельство”, иронизируя над дамами Высшего света:

Но вообще их разговор -

Несносный, хоть невинный вздор;

К тому ж они так непорочны,

Так величавы, так умны,

Так благочестия полны,

Так осмотрительны, так точны,

Так неприступны для мужчин,

Что вид их уж рождает сплин.

Пушкин выносит духовный приговор Высшему свету, лишенному способности любить - духовной особенности всякого человека:

Я знал красавиц недоступных,

Холодных, чистых, как зима,

Неумолимых, неподкупных,

Непостижимых для ума;

Дивился я их спеси модной,

Их добродетели природной,

И, признаюсь, от них бежал,

И, мнится, с ужасом читал

Над их бровями надпись ада:

“Оставь надежду навсегда!”

Внушать любовь - для них беда...

“Бесы” - другого слова для их характеристики и не подберешь...Бесовское общество как бы вытолкнуло душу Евгения из своего круга. Дело тут совсем не в удачно полученном наследстве. Мог бы быть другой повод. Просто Евгений - личность, духовные начала которой этому социуму своей системой воспитания не удалось заглушить, у них возникает взаимная защита друг от друга: сплин Евгения и негативная оценка его качеств другими. К примеру, вот как оценивает героя в деревне его дворянское окружение:

“Сосед наш неуч; сумасбродит;

Он фармазон, он пьет одно

Стаканом красное вино;

Он дамам к ручке не подходит;

Все “да” да “нет”, не скажет да-с

Иль нет-с”. Таков был общий глас.

Пушкин весьма критически смотрит на деревенское дворянское общество. В особенности он “прогулялся по их спинам”, описывая именины Татьяны:

С своей супругою дородной

Приехал толстый Пустяков;

Гвоздин, хозяин превосходный,

Владелец нищих мужиков;

Скотинины, чета седая,

С детьми всех возрастов, считая

От тридцати до двух годов;

Уездный франтик Петушков,

Мой брат двоюродный, Буянов ,

В пуху , в картузе с козырьком

(Как вам, конечно, он знаком),

И отставной советник Флянов,

Тяжелый сплетник, старый плут,

Обжора, взяточник и шут.

Тут нет ни одного положительного героя! Сами негативные оценки даны двояко: через прямое описание или косвенно - через фамилии: Пустяков, Скотинины и т.д. Как уже было выяснено нами (по подсказке Ю.Лотмана) в первой части, инфернальность (другими словами, отмеченная уже нами - “бесовщина”) дворянского окружения Евгения дублируется дважды: в сцене сна Татьяны и в сцене ее именин. Эта перекличка задает градус пушкинской оценки деревенского социума, оценки крайне негативной.

Не сумев справиться с “лучшим представителем” этого бесовского окружения - Зарецким, Евгений совершает трагическую ошибку: принимает участие в дуэли и убивает лучшего друга, единственного человека, выпадающего из их бесовского окружения. Последнее, в лице Зарецкого, в итоге торжествует, а Евгений обречен на трагическую ситуацию изломанной судьбы. И поделом - будь “как все!”

Правда, в такой интерпретации пропадает глубинная пушкинская мысль: мужская половинка русской души должна пройти через положенный путь страданий, ибо иного “университета” у ней не будет. Не важно, что очень часто мы страдаем по собственной глупости. Но получить Разум, главной компонентой которого является Духовность, иначе нельзя. Или идти путем страданий или путем аскезы и святости. Хотя, конечно, последняя дорога - лишь для избранных душ. Высший свет таковых, по мненью поэта, полностью лишен, ведь в нем

... всех в гостиной занимает

Такой бессвязный, пошлый вздор;

Все в них так бледно, равнодушно;

Они клевещут даже скучно;

В бесплодной сухости речей,

Распросов, сплетен и вестей

Не вспыхнет мысли в целы сутки,

Хоть невзначай, хоть наобум;

Не улыбнется томный ум,

Не дрогнет сердце, хоть для шутки.

И даже глупости смешной

В тебе не встретишь, свет пустой.

Удивительно совпадают друг с другом пушкинские оценки московского барства и петербургского высшего света. Вот что Пушкин думает о москвичах:

У них не видно перемены;

Все в них на старый образец:

У тетушки княжны Елены

Все тот же тюлевый чепец;

Все белится Лукерья Львовна,

Все то же лжет Любовь Петровна;

Иван Петрович так же глуп,

Семен Петрович так же скуп,

У Пелагеи Николавны

Все тот же друг мосье Финмуш,

И тот же шпиц, и тот же муж;

А он все клуба член исправный,

Все так же смирен, так же глух,

И так же ест и пьет за двух.

Отсутствие духовной динамики - главная характеристика этого “мертвого общества”, потерявшего основную особенность Жизни - развитие. В отличие от динамических героев романа (Евгения и Татьяны) весь дворянский социум, будь то в Москве, на периферии или в столице - мертв при жизни, ибо духовного развития напрочь лишен.

Такие же нелестные характеристики получает знать Петербурга:

Тут был однако цвет столицы,

И знать и моды образцы,

Везде встречаемые лица,

Необходимые глупцы;

Тут были дамы пожилые

В чепцах и розах, с виду злые;

Тут было несколько девиц,

Не улыбающихся лиц....

....

Тут был на эпиграммы падкий,

На всё сердитый господин:

На чай хозяйский слишком сладкий,

На плоскость дам, на тон мужчин,

На толки про роман туманный...

Тут был Проласов, заслуживший

Известность низостью души,

Во всех альбомах притупивший,

St.-Priest, твои карандаши...

Почти, без всякого исключения представители этого социума или сердиты на всех, а, следовательно, лишены важной характеристики духовного человека - способности прощать, или получают известность, благодаря лишь “низости души”. Эта “духовная мертвечина” имеет общую семантическую особенность: она служит негативным фоном для показа светлого духовного потенциала главных героев, подлинных носителей русского менталитета, ментальных “привязок” народной души, двух ее лучших представителей - мужской и женской.

Только на подобном фоне можно понять светлую духовную эволюцию Евгения, начавшуюся с простого”сплина”, то есть, неприятия окружающей жизни, и закончившуюся духовным просветлением: под влиянием убийства друга, а потом и краха своей любви. Перефразировав известную поговорку, можем сказать, что путь героя к “духовным звездам” лежал через одни лишь “тернии”.

Пушкин вряд ли видит негативные аспекты своего социума, связанными с одним только “загрязнением социальной среды”, Отнюдь нет, он смотрит со всех сторон, порой показывая и позитив:

Так наше ветреное племя

Растет, волнуется, кипит

И к гробу прадедов теснит.

Придет, придет и наше время,

И наши внуки в добрый час

Из мира вытеснят и нас!

Смена поколений - один из аспектов естественной социальной динамики, поэтому поэт не смог обойти его стороной и отметил в положительном контексте.
^ Экология Культуры и Человека:

Мы связываем два эти аспекта, благодаря пониманию Культуры как область реализации самой себя творящей Личностью. Поэтому в сферу экологии Культуры попадают все лирические отступления поэта, его размышления над судьбой Культуры и Личности.

Пушкин много внимания уделяет в первой главе духовной болезни Онегина, его опустошенности, возникшей под влиянием условий жизни в Высшем свете и, естественно, плодов дворянского воспитания. Что, например, видят герои романа в петербургском театре? - Одну бесовщину:

Еще амуры, черти, змеи

На сцене скачут и шумят...

Основательно затронутой бесовщиной публике только такие сюжеты и ложатся на душу. “Тот, кто платит, тот и заказывает музыку”. Насмотревшись подобной ”бесовщины”, Пушкин в одном из лирических отступлений первой главы горестно констатирует:

Увы, на разные забавы

Я много Жизни погубил.

В контексте нашего исследования экологических аспектов романа, где Жизнь становится одной из важнейших характеристик духовно продвинутых героев, а мертвечина, напротив, свойством героев, оставшихся вне духовной динамики, это признание автора получает необыкновенно значимый смысл, выпадающий за за рамки его фактического значения. Пушкин исходит здесь из православной формулы: “Душа есть дыхание Жизни”.

Жизнь - это духовная динамика, жизнь - это просветление ума - вот характеристики нового типа героев Пушкина, в кои с полным основанием можно зачислить и образ самого автора-повествователя, творца лирических отступлений, принесших роману его необыкновенное очарование.

Духовная эволюция автора-повествователя может быть прослежена через разбросанные по всей ткани романа небольшие замечания следующего толка:

Прошла любовь, явилась муза,

И прояснился темный ум.

Свободен, вновь ищу союза

Волшебных звуков, чувств и дум.

Большая часть романа - фактически лирический дневник Пушкина. В мировом творчестве немного таких произведений, где личность автора становится объектом пристального философского анализа этого же автора. Пожалуй, можно вспомнить только фильм Федерико Феллини “Восемь с половиной”. Конечно, имеется множество эссеистских пьес такого характера, как например, “Исповедь” Жан-Жака Руссо или Льва Толстого, но это не касается романного жанра. В этом жанре подобных произведений не так уж много.

Духовные пороки современного ему человека очень беспокоят автора-повествователя. В одном из лирических отступлений второй главы он размышляет:

Когда прибегнем мы под знамя

Благоразумной тишины,

Когда страстей угаснет пламя

И нам становятся смешны

Их своевольства иль порывы

И запоздалые отзывы, -

Смиренные не без труда,

Мы любим слушать иногда

Страстей чужих язык мятежный...

Тут дана точная характеристика отпавшего от Бога человека, погрязшего во власти “своевольства страстей”. Духовный человек больше уповает на Бога, а не на свою, опутанную грехами этого мира волю. Своеволие - грех гордыни, и только под ”знаменем благоразумной тишины” становятся она для нас “смешной”, если удается дистанцироваться от неё...

Пушкин прямо говорит о своем неприятии этой “легкой жизни”:

Покамест упивайтесь ею,

Сей легкой жизнию, друзья!

Ее ничтожность разумею

И мало к ней привязан я;

Для призраков закрыл я вежды...

Отбросить “призраки” суетного бытия можно только в творчестве, поэтому смыслу творчества уделяется в “лирических отступлениях” так много места. Прежде всего на глаза Пушкину попадаются нарушения нормального течения культурного процесса, то есть, загрязнение культурной среды социума, причем пушкинские оценки совсем не потеряли актуальности и в наши дни:

А нынче все умы в тумане,

Мораль на нас наводит сон,

Порок любезен и в романе,

И там уже торжествует он.

Британской музы небылицы

Тревожат сон отроковицы...

Давайте заменим “британскую музу” на “американскую” и в результате будет готов современной эпохе жестокий, но реалистический, приговор.

Культурологические находки поэта в “лирических отступлениях” нас просто поражают! Порою мельком брошенное замечание скрывает глубочайшую мысль. Вот, например:

Как уст румяных без улыбки,

Без грамматической ошибки

Я русской речи не люблю.

За этим стоит тонкое понимание поэтом происходящей в его время смены культурных эпох. Классическое (нормативное) сознание не допускает ошибок - отступлений от Нормы. Приходящая ей на смену “реалистическая эпоха Факта” терпимее относится к ошибкам. Кто-то из наших крупных культурологов, по моему, Ю.М.Лотман, заметил, что реализм дал право поэтам на ошибку, которого они не имели раньше. Тонко чувствующий приход нового времени в культуре Пушкин фиксирует это право на ошибку, для начала, хотя бы в русской речи.

Право на душевную ошибку человека он отстаивает и в следующих строчках:

Но жалок тот, кто все предвидит,

Чья не кружится голова,

Кто все движенья, все слова

В их переводе ненавидит,

Чье сердце опыт остудил

И забываться запретил.

Это резкая отповедь рационализму, то есть, Разуму, лишенному сердечности. Подобное поведение привычней западному просвещенческому уму, а отнюдь не русскому человеку, для которого по словам А.К.Толстого характерно:

Коль любить, так без рассудку,

Коль грозить, так не на шутку,

Коль ругнуть, так сгоряча,

Коль рубнуть, так уж сплеча!

В итоге Пушкин приходит к мысли:

Стократ блажен, кто предан вере,

Кто хладный ум угомонив,

Покоится в сердечной неге,

Как пьяный путник на ночлеге...

^ Вот истинно русский выход из положения и вывод из рассуждения!

Однако нам пора вернуться к творческим откровениям поэта, данным в лирических отступлениях. Вот одно из них:

А ты, младое вдохновенье,

Волнуй мое воображенье,

Дремоту сердца оживляй,

В мой угол чаще прилетай,

Не дай остыть душе поэта,

Ожесточиться , очерстветь,

И наконец окаменеть

В мертвящем упоенье света,

В сем омуте, где с вами я

Купаюсь, милые друзья!

Какая точная формула социального гниения:”мертвящее упоенье света”, какой блестящий диагноз его болезни и одновремнно - рецепт спасенья. Только гений в нескольких строчках способен так афористично и тонко дать характеристику патологии и одновременно предложить лекарство от болезни.

Восьмая глава, ключевая в понимании духовного богатства романа, полна, в том числе и в лирических отступлениях, соответствующими наблюденями и замечаниями поэта по проблеме “патологии бездуховности”:

.. пылких душ неосторожность

Самолюбивую ничтожность

Иль оскорбляет, иль смешит,

Что ум любя, простор теснит,

Что слишком часто разговоры

Принять мы рады за дела,

Что глупость ветрена и зла,

Что важным людям важны вздоры

И что посредственность одна

Нам по плечу и не странна?

Эта сентенция возникает в контексте неприятия поэтом злых замечаний посредственности относительно уже весьма духовно возвысившегося над окружающей средой героя. Пушкин не так уже много рисует духовных проявлений Онегина, но неприятие его этой “пошлой средой” многого стоит.

Спиралевидное вихрение композиции романа, когда восьмая глава во многом вторит первой, видно даже в возврате исчезнувшего было навсегда иронического, а порой и резко осуждающего, тона автора-повестователя. Только в этом аспекте можно не принять всерьез иронические “заповеди блаженства”, характерные для “прекрасного человека” - N.N. Горький взгляд поэта прорывается порой в таких филиппиках:

Несносно видеть пред собою

Одних обедов длинный ряд,

Глядеть на жизнь, как на обряд,

И вслед за чинною толпою

Идти, не разделяя с ней

Ни общих мнений, ни страстей.

Изменился не только герой, в заключительной главе романа мы видим уже и другого по отношению к описываемым событиям автора-повествователя. Если в первой главе он не выделяет себя из общества, а Онегин - его близкий приятель (“игру страстей мы знали оба”), то в восьмой главе - резкое отторжение от света. Повествователь идет, не разделяя с ним “ни общих мнений, ни страстей”.

^ Экология Духа

По сути дела вся проблематика романа, имеющая отношение к духовной эволюции героев и самого автора - повествователя, посвящена области “экологии Духа”. Но задав общий динамический контекст и высоко ценя именно изменения, автор очень часто не обращает нашего внимания на глубинные детали, касающиеся его наблюдений за этой сферою. Они как бы проскальзывают по периферии нашего сознания, а напрасно!

Автор, например, вослед за своим героем-поэтом, уверен,

Что есть избранные судьбами,

Людей священные друзья;

Что их бессмертная семья

Неотразимыми лучами

Когда-нибудь нас озарит

И мир блаженством одарит.

И это не ирония, во второй главе ее почти уже нет. Это глубокая уверенность Пушкина, что и в его кругу “есть избранные судьбами”. Очевидно, в этом духе он думал о Петре Чаадаеве, оказавшем огромное влияние на философское развитие Пушкина. Трудно сказать достоверно, знал ли Пушкин о “своем соседе по Болдину” - святителе Серафиме Саровском, но появление в романе строф, подобных только что цитированной, склоняет нас к мысли, что все-таки знал!

Пушкин не делает из духовной эволюции своих героев какого-то культа.Но по мелким, разбросанным по всей ткани романа, замечаниям мы можем многое восстановить. Духовный человек привык справляться со своими страстями. Ленскому и Онегину, пребывающим в деревне, Пушкин посвящает деталь, много говорящую наблюдательному уму:
Но чаще занимали страсти

Умы пустынников моих.

Ушед от их мятежной власти,

Онегин....

Здесь характерен не только факт ухода героя от власти страстей, но и маленькое определение самих героев - “пустынники”, характерное для монахов, покинувших свет для активной духовной деятельности.

Вот еще одно наблюдение, из которого можно сделать “богатые” духовные выводы: “Два раза в год они говели”. Речь идет о духовных привычках семейства Лариных. Исповедываться и причащаться всего лишь два раза в год - это чистейшая пародия на православный образ жизни, ибо православная норма - делать это каждый светлый праздник Воскресения, кроме каких-то уважительных случаев.

В письме Татьяны Онегину есть одна маленькая оговорка Тани: “Я знаю, ты мне послан Богом!” Её можно принять за романтическое преувеличение, но на самом деле устами героини “глаголет Бог”. Как “браки совершаются на набесах”, так и мужская и женская половинки русской души сходятся воедино по велению Бога. Татьяна здесь абсолютно права, другое дело, что счастье “было так возможно, так близко”, но не пришло! Для него не было соответствующих условий - ни в окружающей жизни, ни в душах самих носителей этих двух половинок. Таков трагический парадокс русской жизни и печальная судьба русской души!

Татьяна в первых главах романа слишком хороша для Евгения, при этом она еще и идеализирует его:

Ты говорил со мной в тиши,

Когда я бедным помогала

Или молитвой услаждала

Тоску волнуемой души...

Что поделать, в России мужчины в духовном отношении запаздывают в своем развитии, а когда поднимаются до уровня своих женщин, то тогда их прямая духовного развития уходит в небеса. Но об этом нам, очевидно, расскажут русские романы уже ХХ1 века.

Онегин ведет в деревне “экологически чистый” образ жизни. Пушкин называет даже его жизнь святой - и без кавычек ( ХХХУ111 строфа 1У главы). Очевидно это не случайно, ибо герой действительно ”забыл и город и друзей и скуку праздничных затей”. Надо сказать, что увлечение русского светского общества “праздничностью” - балами, макерадами, раутами и всем таким прочим, было во многом вызовом духовному смирению Православия. Если большинство едет не в храм, а на “бал или на детский праздник”, то тут не до духовности. Она тихонько “сходит на нет”, как и сошла она в России “на нет” в конце Х1Х века, обнажив духовную язву нигилизма, закончившуюся у нас Октябрьским переворотом.

1   2   3   4

Похожие:

План: Динамика структуры “свободного романа” “Время в романе: метаморфозы его календаря” iconУрок литературы в 11 классе Тема урока: «Три мира в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита»
Показать особенности жанра и композиционной структуры романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита»
План: Динамика структуры “свободного романа” “Время в романе: метаморфозы его календаря” iconГеркушкевич Наталья Сергеевна задание на время карантина (21. 02-27. 02) Предметы Задание на дом
Читать М. Шолохов «Тихий Дон»; сообщение по одной из тем «Образ казачества в романе», «Путь искания Григория Мелехова», «Революция...
План: Динамика структуры “свободного романа” “Время в романе: метаморфозы его календаря” iconМысль "народная"в романе «Война и мир»
В "Войне и мире" писатель, по его признанию, любил «мысль народную». Она заключается не только и не столько в изображении самого...
План: Динамика структуры “свободного романа” “Время в романе: метаморфозы его календаря” iconСтрасти и пороки в романе Ф. М. Достоевского «Идиот»
В наше время этот роман стал как никогда актуален, так как именно сейчас нам не хватает всего, что есть в главном герое романа. Именно...
План: Динамика структуры “свободного романа” “Время в романе: метаморфозы его календаря” iconНравственные проблемы в романе М. Ю. Лермонтова
Образ Печорина — сюжетообразующий персонаж романа и воплощение нравственных проблем времени. 1
План: Динамика структуры “свободного романа” “Время в романе: метаморфозы его календаря” iconИстория создания романа «Мастер и Маргарита»
М. А. Булгакова. Именно в это время он приступает к созданию трех произведений: романа о дьяволе, пьесы под названием "Кабала святош"...
План: Динамика структуры “свободного романа” “Время в романе: метаморфозы его календаря” iconВызывает ли у читателя жалость герой романа М. Е. Салтыкова-Щедрина Иудушка Головлев?
В романе «Господа Головлевы» М. Е. Салтыков-Щедрин нарисовал собирательный образ представителей правящего помещичьего класса в лице...
План: Динамика структуры “свободного романа” “Время в романе: метаморфозы его календаря” iconУрок-игра по роману А. С. Пушкина «Капитанская дочка»
Обобщить знания по содержанию романа, привлечь внимание учащихся к деталям художественного произведения, которые помогают понять...
План: Динамика структуры “свободного романа” “Время в романе: метаморфозы его календаря” iconКалендарно-тематическое планирование уроков окружающего мира 3 класс
Календарное и астрономическое начало сезонов, особые дни года: 21 марта, 22 июня, 23 сентября, 22 декабря. Отличие годового календаря...
План: Динамика структуры “свободного романа” “Время в романе: метаморфозы его календаря” iconПлан работы гбоу цо №1637 воуо до г. Москвы на 2012-2013 учебный год
...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
dopoln.ru
Главная страница