Законоположения




НазваниеЗаконоположения
страница1/3
Дата публикации17.10.2016
Размер9,76 Kb.
ТипЗакон
  1   2   3
Конституционный Суд Российской Федерации
Постановление

27 февраля 2009

N 4-П
По делу о проверке конституционности ряда положений статей 37, 52, 135, 222, 284, 286 и 379.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и части четвертой статьи 28 Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" в связи с жалобами граждан Ю.К. Гудковой, П.В. Штукатурова и М.А. Яшиной

Именем Российской Федерации
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя

В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова,

Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева,

Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина,

Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой,

В.Г. Ярославцева,

с участием представителя гражданки Ю.К. Гудковой - адвоката

В.Л. Грозовского, представителя гражданина П.В. Штукатурова - адвоката

Д.Г. Бартенева, представителя гражданки М.А. Яшиной - адвоката

Ю.Л. Ершова, постоянного представителя Государственной Думы в

Конституционном Суде Российской Федерации А.Н. Харитонова, полномочного

представителя Совета Федерации в Конституционном Суде Российской

Федерации А.И. Александрова, полномочного представителя Президента

Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации

М.В. Кротова,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской

Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3,

частью первой статьи 21, статьями 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального

конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности

ряда положений статей 37, 52, 135, 222, 284, 286 и 379.1 ГПК Российской

Федерации и части четвертой статьи 28 Закона Российской Федерации "О

психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании".

Поводом к рассмотрению дела явились жалобы граждан Ю.К. Гудковой,

П.В. Штукатурова и M.А. Яшиной. Основанием к рассмотрению дела явилась

обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли

Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителями

законоположения.

Поскольку все жалобы касаются одного и того же предмета,

Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48

Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской

Федерации", соединил дела по этим жалобам в одном производстве.

Заслушав сообщение судьи-докладчика В.Г. Стрекозова, объяснения

представителей сторон, выступление приглашенного в заседание

представителя от Генерального прокурора Российской Федерации -

Т.А. Васильевой, исследовав представленные документы и иные материалы,

Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Заявители по настоящему делу - граждане Ю.К. Гудкова,

П.В. Штукатуров и М.А. Яшина оспаривают конституционность части первой

статьи 284 ГПК Российской Федерации, предусматривающей, что заявление о

признании гражданина недееспособным суд рассматривает с участием самого

гражданина, заявителя, прокурора, представителя органа опеки и

попечительства и что гражданин, в отношении которого рассматривается дело

о признании его недееспособным, должен быть вызван в судебное заседание,

если это возможно по состоянию здоровья гражданина.

П.В. Штукатуров и М.А. Яшина просят также проверить

конституционность части пятой статьи 37 ГПК Российской Федерации,

согласно которой права, свободы и законные интересы граждан, признанных

недееспособными, защищают в процессе их законные представители - опекуны

или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом. Кроме

того, П.В. Штукатуров оспаривает конституционность аналогичной нормы,

содержащейся в части пятой статьи 52 ГПК Российской Федерации, пункта 3

части первой его статьи 135, согласно которому судья возвращает исковое

заявление в случае, если оно подано недееспособным лицом, абзаца третьего

статьи 380, согласно которому надзорная жалоба или представление

прокурора возвращается судьей без рассмотрения по существу, если жалоба

или представление прокурора поданы лицом, не имеющим права на обращение в

суд надзорной инстанции (Федеральным законом от 4 декабря 2007 года

N 330-ФЗ статья 380 признана утратившей силу, однако норма ее абзаца

третьего воспроизведена в пункте 2 части первой статьи 379.1 данного

Кодекса), и положения части четвертой статьи 28 Закона Российской

Федерации от 2 июля 1992 года N 3185-I "О психиатрической помощи и

гарантиях прав граждан при ее оказании", согласно которому лицо,

признанное в установленном законом порядке недееспособным, помещается в

психиатрический стационар по просьбе или с согласия его законного

представителя.

Что касается также оспариваемых П.В. Штукатуровым абзаца третьего

статьи 222 ГПК Российской Федерации, согласно которому суд оставляет

заявление без рассмотрения в случае, если оно подано недееспособным

лицом, и части второй его статьи 286, согласно которой в случае,

предусмотренном пунктом 3 статьи 29 ГК Российской Федерации, по заявлению

опекуна, члена семьи, психиатрического или психоневрологического

учреждения, органа опеки и попечительства на основании соответствующего

заключения судебно-психиатрической экспертизы суд принимает решение о

признании гражданина дееспособным, и на основании решения суда отменяется

установленная над ним опека, то применение этих законоположений в деле

заявителя представленными материалами не подтверждается. Следовательно,

производство по делу в данной части подлежит прекращению.

1.1. Ю.К. Гудкова, П.В. Штукатуров и М.А. Яшина по заявлениям своих

близких родственников были признаны недееспособными решениями

соответственно Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 29 сентября

2005 года, Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 28

декабря 2004 года и Железнодорожного городского суда Московской области

от 15 ноября 2004 года. При этом о времени и месте рассмотрения дел

указанные граждане извещены не были, поскольку по результатам назначенных

для определения их психического состояния судебно-психиатрических

экспертиз был сделан вывод, что характер заболевания не позволяет им

понимать значение своих действий и руководить ими и что они не могут

присутствовать в судебном заседании.

Кассационные жалобы на данные судебные постановления и заявления о

восстановлении срока обжалования, поданные Ю.К. Гудковой и представителем

П.В. Штукатурова, выбранным им самим, были возвращены с указанием на

отсутствие у лиц, признанных недееспособными, права на осуществление

судебной защиты своих прав лично (письмо судьи Приморского районного суда

Санкт-Петербурга, определение Василеостровского районного суда

Санкт-Петербурга от 22 декабря 2005 года). По тому же основанию

возвращена без рассмотрения надзорная жалоба П.В. Штукатурова. Судами

надзорной инстанции, в том числе Верховным Судом Российской Федерации,

отказано в истребовании дела М.А. Яшиной и в его передаче для

рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Европейский Суд по правам человека, рассмотрев жалобу

П.В. Штукатурова, в постановлении от 27 марта 2008 года по делу

"Штукатуров (Shtukaturov) против России" констатировал нарушение в

отношении заявителя прав на свободу и личную неприкосновенность, на

справедливое судебное разбирательство и на уважение частной и семейной

жизни, закрепленных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод

(статьи 5, 6 и 8).

1.2. В жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации,

подписанных Ю.К. Гудковой, П.В. Штукатуровым и М.А. Яшиной и поданных

представителями, выбранными ими лично, утверждается, что оспариваемые

законоположения, допуская возможность рассмотрения судом заявления о

признании гражданина недееспособным без участия самого гражданина, в

отношении которого рассматривается соответствующее дело, не предоставляя

гражданину, признанному недееспособным, возможность самостоятельно, т.е.

от своего имени и вне зависимости от мнения опекуна, обратиться в суд для

защиты своих прав и законных интересов, в том числе для восстановления

дееспособности, и не предусматривая обязательность вынесения судом

решения по вопросу госпитализации недееспособного лица в недобровольном

порядке, нарушают их права, гарантированные статьями 19, 22, 23, 24, 45,

46 и 123 Конституции Российской Федерации.

Разрешая вопрос о допустимости принятия жалоб заявителей к

рассмотрению с учетом того, что вступившими в законную силу судебными

решениями они признаны недееспособными и что жалобы в Конституционный Суд

Российской Федерации поданы не их законными представителями (опекунами),

а лицами, которых они сами выбрали в качестве представителей,

Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующим выводам.

Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской

Федерации", определяя компетенцию Конституционного Суда Российской

Федерации по рассмотрению жалоб граждан на нарушение их конституционных

прав и свобод законом, примененным или подлежащим применению в конкретном

деле, не предусматривает какие-либо специальные требования к правовому

статусу гражданина-заявителя с точки зрения дееспособности. Согласно

общим процедурным правилам рассмотрения дел в Конституционном Суде

Российской Федерации, содержащимся в статьях 52 и 53 названного

Федерального конституционного закона, участниками процесса считаются

стороны, в том числе заявители - лица, направившие в Конституционный Суд

Российской Федерации обращение, а также представители сторон, каковыми

могут быть адвокаты или лица, имеющие ученую степень по юридической

специальности, полномочия которых подтверждаются соответствующими

документами.

В силу статьи 3 названного Федерального конституционного закона

Конституционный Суд Российской Федерации решает исключительно вопросы

права (часть третья) и при осуществлении конституционного

судопроизводства воздерживается от установления и исследования

фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию

других судов или иных органов (часть четвертая). В данном случае

заявители ставят перед Конституционным Судом Российской Федерации вопрос

о проверке конституционности самих норм, на основании которых решениями

судов общей юрисдикции они были признаны недееспособными и с согласия

опекунов принудительно помещены в психиатрический стационар, при том что

опекунами назначены лица, по заявлениям которых были вынесены указанные

решения.

По смыслу статьи 125 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи

с ее статьями 118, 120 и 126 и статьей 74 Федерального конституционного

закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", решение суда о

признании гражданина недееспособным, если оно вынесено на основании

закона, нормами которого, в том числе в их истолковании сложившейся

правоприменительной практикой, нарушаются конституционные права данного

гражданина, подлежит пересмотру.

Следовательно, в силу статей 46 (части 1 и 2) и 125 (часть 4)

Конституции Российской Федерации во взаимосвязи со статьями 52, 53, 96 и

97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде

Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд

Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав

законоположениями, на основании которых судом общей юрисдикции было

вынесено решение о признании его недееспособным и тем самым, по сути, об

ограничении права, гарантированного статьей 60 Конституции Российской

Федерации.

Иное означало бы невозможность проверить, были ли в результате

применения предусмотренной законом процедуры признания лица

недееспособным нарушены его конституционные права, что, в свою очередь,

не соответствовало бы установленным статьями 19 (часть 1), 46, 55 (часть

3), 60, 118 (часть 2) и 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации

гарантиям защиты конституционных прав и свобод посредством

конституционного судопроизводства, осуществление которого является
исключительной прерогативой Конституционного Суда Российской Федерации.

Поскольку такая проверка не может быть осуществлена ни другими

внутригосударственными судебными органами, ни каким-либо

межгосударственным органом, включая Европейский Суд по правам человека,

Конституционный Суд Российской Федерации признает жалобы заявителей,

поданные выбранными ими представителями, допустимыми.

1.3. Таким образом, исходя из требований статей 74, 96 и 97

Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской

Федерации" предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской

Федерации по настоящему делу являются:

положение части первой статьи 284 ГПК Российской Федерации, согласно

которому гражданин, в отношении которого рассматривается дело о признании

его недееспособным, должен быть вызван в судебное заседание, если это

возможно по состоянию его здоровья;

взаимосвязанные положения части пятой статьи 37, части первой статьи

52, пункта 3 части первой статьи 135 и пункта 2 части первой статьи 379.1

(абзац третий статьи 380 в редакции, действовавшей до вступления в силу

Федерального закона от 4 декабря 2007 года N 330-ФЗ) ГПК Российской

Федерации, на основании которых решается вопрос о возможности лица,

признанного недееспособным, обжаловать соответствующее решение суда в

кассационном порядке и в порядке надзора;

положение пункта 4 статьи 28 Закона Российской Федерации "О

психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании",

предусматривающее возможность госпитализации недееспособного лица в

недобровольном порядке при наличии согласия его опекуна без судебного

решения.

2. Конституция Российской Федерации провозглашает человека, его

права и свободы высшей ценностью и - исходя из того, что права и свободы

человека и гражданина являются непосредственно действующими, определяют

смысл, содержание и применение законов и обеспечиваются правосудием, -

возлагает на государство обязанность признавать, соблюдать и защищать эти

права и свободы и охранять достоинство личности (статьи 2 и 18; статья

21, часть 1).

Неотчуждаемость основных прав и свобод человека и их принадлежность

каждому от рождения (статья 17, часть 2, Конституции Российской

Федерации) предполагает необходимость их адекватных гарантий, в том числе

в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами. К числу таких

гарантий относятся прежде всего право каждого на судебную защиту, носящее

универсальный характер и выступающее процессуальной гарантией в отношении

всех конституционных прав и свобод, и право каждого на получение

квалифицированной юридической помощи (статьи 46 и 48 (часть 1)

Конституции Российской Федерации), которые в силу статьи 56 (часть 3)

Конституции Российской Федерации не подлежат ограничению.

2.1. Согласно Конституции Российской Федерации гражданин Российской

Федерации может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и

обязанности с 18 лет (статья 60); граждане, признанные судом

недееспособными, не имеют права избирать и быть избранными (статья 32,

  1   2   3

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
dopoln.ru
Главная страница